Главная » Духовная трапеза » Духовная Трапеза. (Лк 7:11-16)

09:00
Духовная Трапеза. (Лк 7:11-16)

Неделя 21-я по Пятидесятнице
(Лк 7:11-16)

 
Не телесной, а духовной смерти должно бояться — Скорбь о детях, растворяемая упованием христианским — Божие охранение детей за почтение родителей
 
В ряду чудес, совершенных Господом нашим Иисусом Христом во время Его земной жизни, самыми поразительными являются те действия Его всемогущества, в которых Он одним словом Своим воскрешал умерших. В нынешнем Евангелии мы слышим о воскрешении сына Наинской вдовицы (Лк 7:11-16); кроме того, Христос воскресил дочь Иаира (Мк 5:22-24,35-43) и Лазаря четверодневного (Ин 11:44).
Такие чудеса служат самым очевидным доказательством того, что Иисус Христос был не простой человек, но истинный Бог, ибо удары смерти неотвратимы естественной силой и искусством человеческим. Никто, кроме Бога, из небытия все в бытие приведшего, не может снова вдохнуть искру жизни в тело человеческое, исцелить и восставить смертным жалом уязвленных. Чудесные воскрешения мертвых, совершенные Господом Иисусом Христом, служа для нас несомненным уверением в Его Божестве, в то же время служат к утверждению нашей веры и надежды в ожидании будущего воскресения мертвых и жизни вечной. Утверждение в сей истине особенно необходимо для духа человеческого, невольно колеблющегося пред лицом смерти, так поразительно изменяющей телесный состав человека. Таинство смерти воистину страшно и ужасно для земнородных. Кто не содрогается при виде мрачной могилы, где, казалось бы, навсегда погибает жизнь человеческая? Куда девается крепость мышц, острота чувств, сила ума, благородство стремлений? Все исчезает, под таинственной завесой смерти для нашего телесного взора навсегда скрывается личность человека, и от живого, сильного и красивого остается один смрадный труп, быстро обращающийся в персть земную. Кто не желает, кто не молит Господа, чтобы дольше и дольше отвращен был час смертный? Естественная любовь к жизни в нас так велика, что мы готовы все отдать, лишь бы откупиться от оброка смертного. Но не так должен думать человек верующий. Смерть есть неизбежный удел земнородных, и возмущаться против естественного приближения смерти — значит возмущаться против уставов естества, данных Самим Богом, а это оскорбительно для Бога и грешно. Христианин должен твердо веровать, что телесная смерть не есть уничтожение бытия человеческого, но переход к иной, загробной жизни, и что в смерти сей временно разрушается лишь земная наша храмина, которая будет опять восстановлена по втором пришествии Христовом. Христианин верует, что не этой телесной смерти надо страшиться. Есть смерть духовная, гораздо более ужасная, потому что от этой смерти погибель души может быть вечною. В чем же состоит духовная смерть? Тело умирает, когда из него выходит душа, а душа умирает, когда лишается благодати Божией за грех. Давши Адаму заповедь о невкушении от древа познания добра и зла, Бог сказал ему: в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь (Быт 2:17). Сими словами Бог указал людям именно на смерть духовную; потому что когда прародители согрешили, они не умерли тотчас по телу, но умерли духовно, были отчуж-дены от Бога, лишены Его благодатного лицезрения. Так и все люди чрез грех уготовляют себе душевную погибель. С тех пор как единем человеком грех в мире вниде и грехом смерть (Рим 5:12), смерть сделалась прямым возмездием за грех (Рим 6:23), от которого, как от ядовитого жала смертного (1 Кор 15:55), неизбежно погибает душа.

Не телесной смерти должно бояться, но смерти и погибели душевной, происходящей от греха. Не бойтесь, говорит Спаситель, убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более Того, Кто может и душу и тело погубить в геенне (Мф 10, 28). Все мы, по естественному чувству любви к жизни, принимаем всевозможные меры к отвращению опасностей, угрожающих жизни, и в случае болезни прибегаем к врачу, прося помощи и исцеления. Но как мы бываем беспечны среди искушений греховных! Как мало заботимся о предохранении себя от болезней душевных, происходящих от греха, и как редко обращаемся к небесному Врачу с молитвой об исцелении от сих болезней и об отвращении нашей вечной погибели! Между тем, кто скорее и вернее может уврачевать наши недуги душевные и телесные, как не милостивый и человеколюбивый Спаситель, нашего ради спасения сшедший с небес и принявший наше естество. Един, ведый человеческого естества немощь, Он всегда готов подать нам благовременную помощь во время борьбы с искушениями греховными, восставить нас, падших, извлечь из самой глубины греха и отчаяния, восставить и воскресить нас, мертвых прегрешеньми (Еф 2:5). Умилосердился Спаситель, видя Наинскую вдовицу, зельне плачущую, воскресил сына ее, на погребение несома. Так не отринет Господь и наши мольбы и по человеколюбию Своему воскресит грехами умерщвленную нашу душу (Акаф. Спасит., конд. 2). Воскресил Он дочь Иаира по молитве родительской и не останутся бесплодными мольбы отцов и матерей, взывающих к Богу о спасении их детей, погибающих во грехе. Горько плакали сестры Лазаря о своем умершем брате, умоляя Спасителя о нем, и Господь утешил скорбящих, исполнил их желание, воскресил Лазаря. Думаете, что молитва о наших ближних, коснеющих во грехах, не дойдет до слуха милосердного Отца небесного? Плакал Спаситель об умершем Лазаре, плачет Он и о каждом закоренелом грешнике, желая ему спастись и в разум истины прийти. И великая, братие, бывает на небеси радость и о едином грешнике кающемся (Лк 15:7). Да и кто не порадуется об исправлении своего ближнего, кто не возвеселится, видя, что грешник кающийся, брат наш во Христе, мертв бе и оживе, изгибл бе и обретеся (Лк 15:32).

Горько плакала Наинская вдовица, расставаясь со своим единственным сыном, в котором одном она полагала надежду и опору своей старости. Да и как не плакать в подобном случае? Но Господь сказал ей: не плачь. Это божественное слово должно быть внушительным для всех родителей при невозвратной потере детей их.

Кому не известно, что скорбь о потере детей самая сильная и жгучая для сердца родительского и, по силе действия своего, становится весьма разрушительной как для телесного здоровья, так и для душевного состояния человека. Сколько печальных примеров того, что поддающиеся стремительному напору скорбных чувств, надрывая себя неутешным плачем, лишаются пищи и сна, не слушают никаких дружеских советов, доходят иногда до полного безумия, забывая все, даже Бога, на которого произносят даже ропотные и хульные слова! Что может быть опаснее такого состояния? И что тот за христианин, который, подобно язычникам, не имущим упования (1 Фес 4:13), предаются отчаянной скорби об умерших и не прибегают в чаянии будущего воскресения и жизни вечной к укрепляющей силе веры и упования христианского. Скорбь о потере детей становится особенно тягостной и невыносимой для сердца родительского оттого, что родители судьбу детей своих поставляют в зависимость от временного их благополучия и довольства, и всю свою надежду полагают на них только в земном их гражданстве, но не хотят признать их гражданами царства небесного, состоящими во власти Божией и имеющими высшее, небесное назначение. Благо тем родителям, которые не о видимом и временном благополучии детей заботятся, но думают об их вечной судьбе. Таковые при потере самых любимых существ в силах будут перенести эту потерю и с полным упованием христианским могут сказать словами праведного Иова: Господь даде, Господь и отъя. Буди имя Господне благословенно вовеки.

О том, что христианину надлежит почерпать для себя утешение в религиозном уповании и что это единственное верное средство к препобеждению скорбей при потере любимых, вот какое приводится повествование в житии святого мученика Уара, (память 19 октября/1 октября). Мученик Уар, преданный мучительной смерти за исповедание Христа, был выброшен на съедение псам. Одна благочестивая вдова по имени Клеопатра ночью взяла тело мученика и схоронила на время в доме своем. Клеопатра была из Палестины и недавно лишилась своего мужа, бывшего военачальником. Когда из Египта ей нужно было возвратиться на родину в Палестину с единственным сыном своим, она не захотела оставить и мощей святого мученика Уара, но под видом перенесения тела мужа перенесла эти мощи и на родовом своем кладбище похоронила, устроив над ними храм. Во время освящения храма Клеопатра с особенным усердием молилась за единородного сына своего, которого царь уже зачислил в воинство и прислал ему воинский пояс и одежду. Велика была радость матери —после освящения она сделала угощение духовенству, народу, нищим и странникам и сама вместе с сыном служила при столе. В тот же день к вечеру сын ее разболелся и к полуночи скончался. Пораженная неожиданным несчастьем Клеопатра прибежала в храм и, при-падши к гробу мученика, вопияла: «Угодниче Божий! Такую ли помощь оказал мне за все мое усердие к тебе? Погибла надежда моя: кто в старости меня пропитает, кто предаст гробу тело мое? Лучше бы мне самой умереть, нежели видеть смерть сына. Возврати мне сына моего, как некогда Елисей возвратил сына Сонамитянке, или же возьми теперь душу мою — не могу более жить без возлюбленного Иоанна». Таким образом рыдая у гроба мученика, Клеопатра от усталости заснула. И видит она: предстал ей святой мученик, держа в руках сына; на обоих были белые как снег ризы, златые пояса и драгоценные венцы. Святой мученик говорит Клеопатре: «Зачем ты вопиешь ко мне с ропотом? Я помню твое благодеяние и всегда молю Господа о роде твоем, среди которого ты меня положила, наконец, я умолил Господа о сыне твоем, чтоб он был причислен к лику святых ангелов, и вот ныне он предстоит в славе престолу Божию. Возьми сына своего и отдай его на служение царю земному, если не хочешь, чтобы он был слугою Царю небесному и вечному». При сих словах отрок крепко обнял шею святого мученика и сказал ему: «Нет, не отдавай меня опять в мир, полный неправд и всяких беззаконий, оставь меня навсегда в сопребывании святых. А ты, родительница, если любишь меня, радуйся моему счастью и не отвлекай от небесного царства в земное убожество». Слышав это, Клеопатра в святом восторге воскликнула: «Блаженные души! Новые жители неба! Возьмите и меня с собою; сделайте и меня участницей блаженства ангельского». Но святой мученик Уар отвечал ей: «Теперь иди с миром на богоугодные дела; будет время, когда Господь и тебе повелит вознестись на небо». Чудесно утешенная в своей скорби Клеопатра торжественно похоронила сына своего при гробе мученика, проводив его в могилу не как мертвеца, но как жениха в чертог брачный. Остальное время жизни она провела в уединенной келье при храме святого мученика и по блаженном успении была погребена рядом с сыном (Четьи-Минеи, 19 октября).

Да будет же для всех нас достоподражаемой святая преданность воле Божией блаженной Клеопатры! В особенности при потере детей да будет всем родителям в утешение и ободрение от скорби уверенность, что смерть для детей есть блаженная участь, и что Господь переселяет их из мира сего для их блага, да не злоба изменит разум их, или лесть прельстит душу их (Прем 4-11).

Из евангельского повествования о воскрешении Господом Иисусом Христом сына вдовы наинской мы можем извлечь весьма благотребное указание, как важно и многоценно в очах Божиих исполнение детьми их обязанностей в отношении к родителям. Великое утешение доставил Спаситель несчастной матери, возвратив ей преждевременно скончавшегося единственного сына. Видно, эта мать была достойна столь необычайной милости Господней, но и умершего юношу Христос извлек из всепожирающих уст смерти, без сомнения, потому, что провидел в нем достойного сына, могущего утешить и покоить свою любящую и любимую мать до самой смерти. Внимательные к путям Промысла Божия всегда могут усмотреть в жизни человеческой явственные знамения благоволения Божия над детьми, чтущими своих родителей и пекущимися о них. Бог хранит жизнь и благоустрояет дела человеческие именно по силе родительского благословения, как сказано в Писании: делом и словом чти отца твоего и матерь, да найдет ти благословение от них: благословение бо отчее утверждает домы чад, клятва же матерняя искореняет до основания (Сир 3:8,9). Любить родителей научает сама природа, и в сердце каждого человека Бог вложил потребность такой любви. Посему в роде человеческом нет ни одного народа и племени, хотя бы самых диких и необразованных, которые бы не признавали важность и необходимость исполнения обязанностей детей к родителям. Это исполнение у всех лежит в основе союза семейного и общественного. Как скоро где возникает быт семейный, он естественно и необходимо связуется союзом любви родителей и детей, а без того всякое общество неминуемо распадается. Но что говорить о людях? Посмотрите на животных — и у них привязанность к маткам долго держится, обнаруживаясь в самых нежных взаимных ласках. Но мы не животные, и не одно чувственное и безотчетное влечение должно руководствовать нас в исполнении долга любви к родителям. Человек, как существо разумное, кроме прирожденной потребности любить своих родителей, может утверждаться в этой добродетели сознанием того, что после Бога он более всего обязан своим родителям, а именно: жизнью, воспитанием, содержанием, и настолько, что ничем не может вознаградить их, всегда останется у них в долгу. На такое побуждение к любви родителей указывает премудрый, говоря: всем сердцем твоим прославляй отца твоего и матерних болезней не забуди; помяни, яко тема рожден еси, и что има воздаси, якоже они тебе? (Сир 7:29,30). В православном народе, воспитанном кроткой и любвеобильной матерью — Церковью православной, блюдутся еще священные заветы относительно должного почитания родителей, и не много таких выродков, которые бы ни во что ставили исполнение сего долга. Но в последнее время и у нас при семейных неурядицах, и особенно вследствие своекорыстия и жадности, долг надлежащего почтения к родителям в христианских семействах нередко нарушается, и добрые родители подвергаются стеснениям и обидам со стороны невежественных, своекорыстных и недобрых детей. Бывает это обыкновенно при старости родителей. Дети слушаются родителей и их боятся только до тех пор, пока находятся в зависимости от них, пока живут на их счет. Как скоро сами делаются хозяевами в доме, они считают себя умнее и опытнее, тяготятся старческой немощью родителей, и если те имеют какие-либо слабости, ругают их, кричат и помыкают. Что может быть постыднее такой неблагодарности? Те, которые вспоили и вскормили своих детей в младенчестве, были их руководителями и опорой в молодости, на закате дней своих лишаются своими детьми достаточной пищи, надлежащей одежды и всякой свободы в доме так, что не смеют слова вымолвить, чтобы не услышать горьких укоризн. Каково это переносить старцам? Не должны ли их сердечные огорчения и горячие слезы доходить до правосудия Божия и вопиять об отмщении? Слово Божие свидетельствует: что око, ругающееся отцу и досаждающее старости материи, выклюют вороны дольные и сожрут птенцы орлиные (Притч 30:17). Это значит, что непочтительных детей непременно постигнет бедствие, в жизни сей они лишатся Божия благословения, как еще говорится в Писании: оставляющий отца — то же, что богохульник и проклят от Господа раздражающий мать свою (Сир 3:16).

Да устрашатся сего божественного прещения непокорные и непочтительные дети! Долг почтения к родителям да будет священным и неизменным для всех нас.


ЕСЛИ ВАМ ПОНРАВИЛСЯ МАТЕРИАЛ — ПОДДЕРЖИТЕ НАС!

Сайт нашего храма существует на Ваши пожертвования.
Мы надеемся на Ваше участие и поддержку.
С Вашей помощью мы сможем сделать больше!

Для этого введите в окошке нужную сумму (в рублях) и нажмите на кнопку, для выбора способа пожертвования (с помощью карты, мобильного телефона или яндекс кошелька).
Далее нажмите кнопку пожертвовать и следуя инструкциям и совершите платеж.

СПАСИ ВАС ГОСПОДИ!


Категория: Духовная трапеза | Просмотров: 370 | Добавил: Православие | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar