Главная » Духовная трапеза » Неделя 11-я по Пятидесятнице. Духовная Трапеза.

01:00
Неделя 11-я по Пятидесятнице. Духовная Трапеза.

Неделя 11-я по Пятидесятнице
(Мф 18:23-35)

 

Братское прощение обид и оскорблений — Средство к примирению — Мщение

 
В нынешнем Евангелии предлагается притча Господа нашего Иисуса Христа о должнике немилосердном (Мф 18:23-35). Содержание сей притчи следующее: Царство небесное подобно царю, который захотел сосчитаться с рабами своими. Когда он начал считаться, приведен был к нему некто, который должен был ему десять тысяч талантов. А как он не имел чем заплатить, то государь его приказал продать его, и жену его, и детей, и все, что он имел, и заплатить. Тогда раб тот пал, и, кланяясь ему, говорил: Государь! Потерпи на мне и все тебе заплачу. Государь, умилосердившись над рабом тем, отпустил его и долг простил ему. Раб же тот, вышедши, нашел одного из товарищей своих, который должен был ему сто динариев (небольшую сумму), и, схватив его, душил, говоря: отдай мне, что должен.
Тогда товарищ его пал к ногам его, умолял его и говорил: потерпи на мне, и все отдам тебе. Но тот не захотел, а пошел и посадил его в темницу, пока не отдаст долга. Товарищи его, видев происшедшее, очень огорчились и, придя, рассказали государю своему все бывшее. Тогда государь его призывает его и говорит: злой раб! Весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня; не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя? И разгневавшись, государь отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга. Господь сказал сию притчу в ответ апостолу Петру, который спросил: Господи! сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня? до семи ли раз? Иисус говорит ему: не говорю тебе до семи, но до седьмижды семидесяти раз; то есть сколько бы раз ни согрешил пред тобою брат твой, должно прощать ему всегда; и никогда, ни в каком случае, не мстить ему. В примере неоплатного должника, который был уже прощен и помилован, но за жестокость к собрату предан был жестокому мучению, Господь показал, что и с нами так же будет, если мы не будем прощать своим ближним согрешения их. Так, заключил Господь притчу свою, и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его.

Пред Царем небесным, Который некогда всех нас позовет к ответу на Своем страшном суде, все мы неоплатные должники. Все наши заслуги ничтожны в сравнении с тем, что мы всегда получаем от Бога. Самые великие праведники считали себя безответными пред Богом. Так, Давид пророк с недоумением восклицал: что воздам Господеви о всех, яже воздаде ми (Пс 115.3). Мы же, грешные, ежедневно прилагающие беззаконие к беззаконию, тем более не в состоянии удовлетворить за себя правде Божией и отплатить Богу греховный долг наш. Единственная надежда наша — милосердие Небесного Судии, Который по неизреченному Своему человеколюбию всегда является пред нами со всепрощающей любовью Своею, лишь только мы вознесем пред Ним мольбу о прощении от искреннего и незлобивого сердца. Но много ли из нас таких, у которых бы сердце было свободно от лукавства и злобы? Не похожи ли мы часто бываем на жестокосердного раба, который, получив прощение неоплатного долга своего, не хотел простить своему собрату малого долга? Не лишаем ли мы себя права на помилование от Бога, когда сами не милостивы? Подлинно, никто не смеет предстать пред лицо Божие со злобным и мстительным сердцем. В царстве Христовом, как в царстве любви и мира, не должно быть никакого нестроения и раздоров. Вся вам любовию да бывают (1 Кор 16.14), говорит апостол Павел христианам. Всякое враждебное отношение между христианами так противно духу Христову, что тот не может быть признан учеником Христовым, кто не имеет братской любви. О сем разумеют вси, говорит Спаситель, яко Мои ученицы есте, аще любовь имате между собою (Ин 13:35).

Итак, если желаем сами помилования, будем милостивы к своим ближним. Чтобы нам быть всегда расположенными к прощению и примирению, мы должны взирать на Господа и поступать так, как Он поступает с нами. Он всем благотворит и прощает, посылает солнце Свое и дождь на злые и благие. От щедродательной десницы Отца небесного получают милость и благословение праведные и неправедные. О нас, немощных и грешных, даже преимущественную заботу имеет Господь, как врач более заботится о больных. Для всех нас Отец небесный послал на землю Единородного Сына Своего, дабы мы, будучи врагами, примирились с Богом смертью Сына Его (Рим 5:10). Пред лицом такой необычайной любви божественной да умолкнет в сердце нашем всякое волнение злобы и умягчится оно благожеланием и братским снисхождением ко всем любящим и ненавидящим нас.

Людям трудно прожить между собой в полном согласии, без зависти и взаимного озлобления. Враг человеческий силен, и его козни против людей хитры и опасны. В особенности злокозненным действием сего исконного врага рода человеческого много сеется между людьми вражды, часто по самым пустым причинам. Стоит только возникнуть в душе нашей малейшей искре завистливого или недовольного чувства, вражьим действием эта искра раздувается, обращаясь в истребительное пламя продолжительной злобы и мести. Но не забудем, что хотя зло в мире неизбежно, тем не менее мы должны противиться ему и не давать ему усиливаться. Так точно и неизбежные между нами размолвки не должны быть упорны и продолжительны, но должны быть немедленно прекращаемы примирением. Слово Божие в этом отношении дает нам весьма вразумительное наставление, когда говорит: солнце да не зайдет во гневе вашем (Еф 4:26). Святые отцы, наши наставники в добром житии, осуществляя в жизни своей христианское правило миролюбия, старались в самом начале подавлять в душе своей самый помысел, враждебный ближнему. Так, преподобный Макарий говорил о себе: «Я никогда не ложился спать, имея что-либо против другого, и, сколько мог, не допускал также, чтобы кто-либо отходил ко сну, имея что-нибудь против меня» (Достоп. сказ, о подв. св. отцов, стр. 28, §4). Преподобный Исаак говорил: «Никогда не вносил я в келию мою помысла против брата, который оскорбил меня, также старался не оставлять брата в келье его с помыслом против меня» (там же, стр. 94, §9). Не надо думать, что дело примирения особенно трудно или невозможно: оно всегда в руках наших, только было бы к тому наше желание искренним и твердым, а способы к примирению найдутся. Вот, например, какой способ примирения употребил преподобный Пимен Великий (память 27 августа/9 сентября).

В пустыне египетской жил старец, которого народ почитал совершенным в вере и благочестии. Слава о нем далеко распространилась, и из разных стран многие приходили к нему за благословением. Когда в том же месте основал свою пустынную обитель преподобный Пимен, большая часть народа обратилась к нему и к старцу уже не ходили. Это огорчило старца, и он начал на пришельца гневаться и все его поступки толковать в худую сторону. Преподобный Пимен, узнав о враждебном настроении старца, сказал своим ученикам: «Братие мои! Что нам делать с легкомысленным народом, который, оставив столь святого мужа, приходит к нам, ничего не значащим? Чем уврачуем гнев великого отца? Пойдем, будем умолять его: может быть, умилостивим». И отправился преподобный Пимен с братией к тому старцу просить прощения и мира. Постучавшись у келий, преподобный на вопрос послушника сказал: «Скажи отцу твоему, что Пимен с братиею пришел принять благословение». Разгневанный старец отвечал с досадой, что не имеет времени видеть Пимена с братией и беседовать с ними. «Не отойдем отсюда, — отвечал преподобный Пимен, — пока не сподобимся принять благословения». И действительно, долго стояли они у дверей келий, несмотря на палящий зной. Наконец старец, видя смирение и терпение пришельцев, умилился и, отложив сердечную злобу, вышел к ним, преподал им братское целование и любовно беседовал с ними. С того времени сей старец был другом и собеседником преподобного Пимена.

Христиане! Если бы и мы подобным образом поступали по отношению к враждующим с нами, то много раздоров между нами прекратилось бы само собою и мы могли бы проводить более мирное и безмятежное житие. Когда возникает разногласие, когда один желает одного, другой другого, очевидно, примирение возможно только при уступчивости какой-либо из спорящих сторон, а уступчивость предполагает смирение и сознание превосходства других перед нами. Вот этого-то смирения у нас и недостает, чтобы в душе нашей возникла решимость сделать первый шаг примирения с противником. Мы обыкновенно самих себя всегда оправдываем и в самообольщении не видим крупных своих ошибок, а у ближних замечаем и малые их промахи. Себя ценим высоко, а о ближних судим строго и не питаем к ним надлежащего уважения. Возможно ли при таком настроении прийти нам к сознанию необходимости уступок, потребных для примирения с ближним? Нет, доколе мы не изгоним из сердца своего пагубную гордость, дотоле не водворится в нем христианская любовь, которая одна только и может побудить нас к искреннему и самоотверженному миротворению.

К сожалению, между христианами мало замечается расположения к уступчивости при взаимных обидах, злоба не прекращается, но растет и крепнет, так что человек нередко доходит до такого безумия, что в пылу гнева на своего врага заклинает себя к отмщению, говоря: «Жив не буду, если не отомщу за обиду». И, действительно, прямо решается на убийство своего врага. Обыкновенно такое преступное действие стараются оправдать, признавая месть естественным последствием врожденного нам чувства самосохранения и самообороны. Указывают, что право мести у многих народов вошло в силу закона, и в Ветхом завете допущено законом Моисеевым, которым дозволялось отплачивать око за око, зуб за зуб (Исх 21:24). Но нам, христианам, в делах нравственности вообще не должно руководствоваться естественными побуждениями нашей поврежденной природы, а во всем должно повиноваться закону Христову. Что же в законе Христовом говорится о мщении? В евангельском законе прямо запрещается месть врагам нашим — требуется, чтобы мы злобным влечениям сердца своего противопоставляли любовь к своим оскорбителям и врагам. Вы слышали, говорит Спаситель, что сказано: око за око и зуб за зуб. А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку, обрати к нему и другую; и кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду (Мф 5:38-40). Моисей многое допустил в законе временно, по жестокосердию иудеев (Мф 19:8), которые еще в то время мало были приготовлены к принятию высоких истин нравственности христианской. Новозаветный Законодатель Господь наш Иисус Христос, отменяя многие законоположения ветхозаветные, требует от Своих последователей высшего совершенства, даруя вместе с тем и все благодатные силы для его достижения. Потому христианин должен не подчиняться влечениям своей природы, но вести с ней непрестанную борьбу, если хочет торжествовать духом, достигнуть высшей свободы, самоотвержения и любви христианской. В этом состоит цель звания и избрания нашего. Что бы мы были за христиане, если бы естественные требования поврежденной природы нашей ставили выше закона евангельского? Если мы не обуздываем возникающего в душе нашей чувства мщения и не покоряем его духу любви Христовой, то тем изменяем долгу звания христианского, не хотим быть последователями кроткого и незлобивого Спасителя и превращаем царство мира и любви, для водворения коего Господь снисшел на землю, в царство озлобления и раздора. Когда в обществе возобладает дух мщения, обыкновенно порождающий непрерывный ряд злодеяний, когда взаимно озлобленные и не обуздывающие своей злобы бывают способны допустить самую вопиющую несправедливость, проявить самую зверскую жестокость, то чего ждать доброго от сего общества, кроме гибельного самоистребления? Аще же друг друга угрызаете и снедаете, говорит апостол, блюдитеся, зане друг от друга истреблены будете (Гал 5:15). Но не по своим только гибельным последствиям для мира и благосостояния общественного опасно мщение. Оно есть тяжкое преступление против власти божественной и влечет за собою страшный гнев и прещение Божие. Святой апостол Павел говорит: не мстите за себя, возлюбленные, но дайте место гневу Божию, ибо написано: Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь (Рим 12:19). Из этих слов апостола видно, что присваивающие себе право мщения предвосхищают себе власть высшую, божественную. Они выражают тем неверие в Промысл премудрого и правосудного Бога, и в своем самоуправстве, поставляя свою волю выше воли божественной, являются мятежниками против Бога.

Что же, скажет кто-нибудь, неужели христианин должен быть беззащитной жертвой злобы человеческой? И к чему может привести торжество зла, если его не ограничивать и оставлять без отмщения? Но заповедь Спасителя об отречении от всякого возмездия за зло нельзя понимать буквально. Сам Спаситель, когда на суде первосвященническом один из служителей ударил Его по щеке, не подставил ему другую, напротив, обличил оскорбителя как нарушителя правды, сказав ему: если Я сказал худо, покажи, что худо, а если хорошо, что ты бьешь Меня? (Ин 18:23). И святой апостол Павел, когда иудейский первосвященник велел бить его по устам, с укоризной ответил ему: ты сидишь, чтобы судить по закону и, вопреки закону, велишь бить меня (Деян 23:3). Итак, хотя христианам дана заповедь не противиться злу, но при этом не запрещается искать правды и законной защиты, когда торжество неправды и злобы человеческой, остающихся безнаказанными, будет оскорбительно для славы Божией и вредно для благосостояния общественного. Бог есть высочайшая Любовь, многомилостивый и долготерпеливый, но в Нем с любовью неразрывно сопрягается правосудие, неизменно требующее достойного возмездия нарушителям истины и правды. Так и христианин, проникнутый божественной любовью, в душе своей прощает врагов и оскорбителей, не желает им зла и в то же время прибегает к законным мерам, чтобы оградить себя от обиды и подвергнуть наказанию преступников правды. Это не значит, что он воздает им зло за зло. Напротив, всякое усилие со стороны христиан содействовать торжеству правды и закона, как необходимое для ограждения общества от злых и вредных людей, есть дело богоугодное и законное. Не зло делается преступникам правды, но добро, когда угрозой наказания они отвлекаются от новых злодеяний, и, преданные суду власти, в наказании находят себе праведное возмездие, приводятся к раскаянию и исправлению, а чрез то освобождаются и от вечного осуждения. Законная власть для того и установлена от Бога, чтобы ограничивать зло и наказывать злодеев к исправлению их во благо. Начальник есть Божий слуга, отмстителъ в наказание делающему злое (Рим 13:4) и обращаться к начальству всякому обиженному и озлобленному коварством и неправдою не только не грех, но дело святое и законное. Злобные мстители, прибегающие к самосуду, причиняют неисчислимый вред общественному благосостоянию. Такой самосуд, как не подчиненный правде законной, но руководимый личным и необузданным раздражением, ни к чему не может привести, как только к умножению гибельных нескончаемых раздоров, так как всякая личная месть при самосуде обыкновенно бывает вызовом новой мести и новых злодеяний. Оттого гражданскими законами строго преследуется всякое самоуправство в отмщении, как в высшей степени вредное для нашего благосостояния. Но не страхом только наказания мы должны удерживать себя от раздражительности, ведущей к неправедным обидам ближних. Искренняя и нелицемерная любовь к ближним, а также смиренное послушание законам должны быть неизменными нашими руководителями, да тихое и безмолвное житие поживем.


ЕСЛИ ВАМ ПОНРАВИЛСЯ МАТЕРИАЛ — ПОДДЕРЖИТЕ НАС!

Сайт нашего храма существует на Ваши пожертвования.
Мы надеемся на Ваше участие и поддержку.
С Вашей помощью мы сможем сделать больше!

Для этого введите в окошке нужную сумму (в рублях) и нажмите на кнопку, для выбора способа пожертвования (с помощью карты, мобильного телефона или яндекс кошелька).
Далее нажмите кнопку пожертвовать и следуя инструкциям и совершите платеж.

СПАСИ ВАС ГОСПОДИ!


Категория: Духовная трапеза | Просмотров: 381 | Добавил: Православие | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar