Главная » О Боге, церкви, вере... » Почему христиане "узурпировали" понятие любви?

11:37
Почему христиане "узурпировали" понятие любви?
Не так давно эта тема получила совершенно неожиданный разворот в одной из дискуссий на фейсбуке, участники которой пытались постигнуть истинную суть христианского понимания любви. Неожиданный разворот в обсуждении внёс один молодой человек, который, что называется, «с ходу», не разобравшись в сути проблемы, обвинил христиан в том, что они, якобы, присвоили (узурпировали, как он сказал) себе понятие любви. 
 
И действительно, на первый взгляд, его точка зрения могла бы показаться достаточно обоснованной и аргументированной, ибо вряд ли нам стоит возражать против того, что христиане были не первыми, кто заговорил о любви. В этом смысле было бы достаточно глупо сомневаться и в том, что люди, жившие до Пришествия Христа, или те, кто долгое время не имел возможности, в силу определённых причин, познакомиться с Евангельским откровением, умели любить (своих детей, родных, друзей и т. д.). Так почему же именно христиане претендуют на то, что они и только они понимают истинный, духовный, онтологический смысл такого понятия как любовь?
 
 

Ошибка в рассуждении, или христиане и инопланетяне

 
На самом деле, человек, который обвинил христиан в узурпировании понятия любви, допустил одну фундаментальную ошибку в рассуждении, а именно: по его мнению, христиане представляют из себя некую, достаточно закрытую, «касту» людей, которые ведут обособленный образ жизни, исповедуют учение о своей исключительности, навязывают обществу некие моральные и религиозные постулаты, и ни в коем случае не собираются идти на какие-либо компромиссы с окружающим миром. Это похоже на то, как ведут себя инопланетяне из голливудского блокбастера, которые, прилетев на Землю, пытаются установить на нашей планете свои, только им понятные, правила жизни, и, через эти правила, подчинить себе коренное население планеты.
 
И действительно, если посмотреть на христианство с такой «колокольни», становится понятным сопротивление окружающих нас людей в принятии тех или иных христианских истин, в том числе становятся понятными и обвинения христиан в присвоении себе отдельных, «общечеловеческих» понятий и ценностных установок.
 
 

С чего всё началось?

 
На самом деле, сегодня уже невозможно отрицать того существенного факта, что много сотен тысяч лет тому назад человек был способен задуматься над самыми важными вопросами, касающимися смысла своего существования. И именно эти вопросы, вопросы поиска истины, поиска правды Божией, во все времена составляли самую суть человеческой жизнедеятельности (как жизни земной, так и духовной сферы человеческого существования).
 
Как и современные люди, наши далёкие предки осознавали себя не просто животными, смысл жизни которых состоит в элементарном удовлетворении своих физиологических потребностей. Глубоко в душе они ощущали себя существами бессмертными, а смерть всегда воспринимали как некую аномалию, которая, в конце концов, должна быть преодолена. И, так же как и нам, им не было чуждо чувство переживания Абсолютного! Чувство переживания Бога! Чувство, которое по сути своей и является одной из основных, основополагающих черт рода человеческого, принципиально отделяющего его от всего остального мира природы.
 
Древние люди не были настолько глупы, чтобы не понять одну простую вещь: счастье не зависит от степени комфортности нашего земного бытия, т. к. в самом этом бытии что-то устроено не так как нужно, устроено так, что даже простые земные человеческие радости несут в себе отголосок страдания. Можно даже сказать, что страдание пронизывает всю жизнь человека, и от осознания этого факта в человеке рождается чувство глубокой неудовлетворённости этим миром и, как следствие, рождается потребность в спасении от страдания и смерти, потребность выхода из низшего мира в другой, высший мир, где он (человек) надеется найти гармонию не с “природой”, а с чем-то высшим – Божественным!
 
Именно поэтому поиск Истины в самом своём существе всегда означал поиск нового качества бытия, поиск счастья в непреходящем его значении, счастья во всей его полноте и совершенстве, счастья, с которым не может сравниться ни одно из земных чувственных удовольствий, ни одна из земных радостей (которые, так или иначе, всегда несут в себе отголоски страдания). И это непреходящее, вечное счастье человек искал всегда и повсюду, с самого начала нашей истории.
 
Отголоски этого поиска мы находим уже в книге Бытия, которая возвещает нам о том, что первые люди были научены от Бога всем важнейшим религиозным истинам. Ещё на заре человеческой истории всем людям было возвещено радостное и утешительное обетование о Семени Жены, Которое сотрет главу змия, победит сатану и его царство (Быт. З:15). Об этом блаженном времени, когда люди стояли ближе к Божеству, нередко вспоминало человечество в своих многочисленных преданиях. Историки религий называют эту отдаленнейшую эпоху истории человечества временем праоткровения, наличие которого признаётся целым рядом выдающихся современных религиозных мыслителей и историков религий.
 
Эту мысль в своё время проникновенно и сильно выразил святитель Филарет (Дроздов) в следующих словах: “Древнее и ветхозаветное человечество жило именно остатками в своей природе эдемского духовного света первобытной райской жизни, – остатками, впрочем, истощавшимися у грешных людей с продолжением времён. Языческие древнейшие творения, например, «Илиада» и «Одиссея» Гомерова, или индийские поэты незапамятных времён поражают нас отнюдь не ребячеством, а каким-то духовным величием древнего патриархального человека. Чем ближе был человек к пребыванию своему в Эдеме, тем обильнее и живее были в нём остатки эдемской жизни, в которой он одушевлялся духом из уст Божиих, и первобытного духовного света, в котором так ясно и ощутительно выражались для него во всём творении творческие глаголы ...”. Таким образом, все приведённые выше факты говорят нам о том, что и в языческих религиях жила искра истины, хранились остатки первобытного Божественного Откровения.
 
Но здесь, хотим мы этого или нет, перед человеком неминуемо встаёт одна непреодолимая проблема. Причём касается она не только первобытных людей и более поздних великих цивилизаций. Проблема эта имеет отношение и к нашему времени (хотя сегодня попытки обретения бессмертия и вечного счастья связаны больше с научными поисками, нежели с религиозными мотивами). Проблема эта чисто философского характера и связана она с тем, что люди в своём поиске Бога, поиске надмирного, абсолютного счастья (в принципе) лишены возможности выйти за рамки этого своего земного существования.
 
Именно в этой принципиальной невозможности выхода за пределы этой грубой, материально-чувственной сферы бытия кроется неминуемый крах наших человеческих попыток изменить само качество человеческой жизни. Увы, но все попытки поиска выхода в мир более совершенный или попытки найти основополагающий фундамент устройства нашего мироздания всегда приводили к простому и неутешительному для людей факту, а именно; что основа нашего бытия лежит где-то за пределами человеческих представлений (за пределами умопостигаемой реальности), за пределами этого материального мира (причем в древних культах к этой реальности, к этому миру относился также и мир духов и разного рода сверхъестественных сил).
 
И если в области научных и философских поисков это означает, что человечество в принципе никогда не сможет изменить и управлять фундаментальными свойствами материи, то в области религиозных поисков это всегда означало фактическую закрытость (трансцендентность) Бога от мира людей.
 
 

В чём причина нашей ограниченности?

 
В этой связи будет вполне уместно задаться вопросом о том, в чём же состоит причина того, что мы не можем выйти за пределы этого нашего, тварного (т. е. сотворённого Богом) мира и, как следствие, не можем собственными усилиями найти Бога, не можем войти в область Его Божественного Присутствия?
 
К сожалению, большинство религиозных и философских систем (как прошлого, так и настоящего времени) обходят этот фундаментальный вопрос стороной. Однако с точки зрения христианского вероучения причина этого заключается в том глубочайшем повреждении, которое претерпел человек на самой заре своей истории, когда, сознательно отказавшись от Бога, он пошёл по пути зла и разрушения.
 
Фактически же это означает то, что человек оказался ниже своего призвания, что, в какой-то момент, человек утратил ощущение Бога, утратил те духовные качества, которые позволяли ему проникать в суть вещей, позволяли двигаться по пути наибольшего сближения с Богом, позволяли прийти к обожению, и привести за собой к обожению весь тварный космос.
 
В силу этой утраты человек уже не является тем, кем он был создан изначально. Осталось лишь слабое ощущение Бога, но путь, по которому можно было бы снова к Нему прийти, был утерян. Образно говоря, человек стал похож на слепоглухонемого калеку, который в своих собственных поисках исцеления зарывается глубже и глубже в землю или идёт сам не зная куда и утопает в болоте, в трясине, которую не видит перед собой. Человек изменился настолько, что все его поиски Бога превратились в чисто интуитивные, хаотические попытки обретения счастья. Но парадокс ситуации как раз в том и состоял, что все эти попытки только удаляли человека от Бога, нежели приводили к Нему.
 
Этим и только этим объясняется неминуемый кризис любой языческой (антропоморфной, человеческой) религиозности, так как, не имея уже возможности прикоснуться к Высшей Реальности (к Реальности Божественной), человек так или иначе возвращается в мир чувственных образов, в тот мир, который доступен ему и, выхода из которого он не может найти.
 
Так, неудержимое стремление человека подняться над сферой этого грубого, земного существования, стремление приблизиться к Богу, как к Абсолютному Бытию, заканчивается падением и обожествлением своих собственных человеческих представлений о Боге.
 
 

Бог выходит на встречу!

 
И, всё же, Бог не мог остаться безучастным к трагедии человека, к трагедии, которая обрекала Его творение на гибель и разрушение. Да, люди немощны и ограниченны, но Бог не таков: Он есть Само Совершенство, Сама Благость, Сама Гармония и Сама Любовь! И Он приходит на помощь к Своему творению: именно поэтому ХРИСТИАНСТВО – ЭТО РЕЛИГИЯ ОТКРОВЕНИЯ, НО ОТКРОВЕНИЯ НЕ ЧЕЛОВЕКА О БОГЕ (т. е. это не религия, выдуманная человеком), А ОТКРОВЕНИЯ БОГА О ЧЕЛОВЕКЕ!
 
Именно в силу Своей Любви Бог не мог оставаться безучастным к трагедии человека. Он приходит на помощь к Своему гибнущему творению и жертвует Собою ради спасения рода людского, ибо Истинная Любовь – это всегда Любовь жертвенная!
 
Не смея нарушить свободную волю человека, не смея насильно привести человека к счастью и благу и учитывая то, что могут найтись люди, сознательно отвергающие возможность спасения, – Бог воплощается в нашем мире! Вторая Ипостась Святой Троицы (Бог-Слово) соединяется с нашей (человеческой) природой и через страдание и смерть на Кресте исцеляет её (человеческую природу) в Себе Самом. Именно по этой причине в учении Церкви Воплощение, Крестная Смерть и Троица друг от друга неотделимы, ибо, воплотившись и бывши распят за грех мира, Христос победил смертельную болезнь человека. Вот почему именно во Христе мы увидели и познали назначение человеческой природы как таковой, назначение, которое уготовал нам Творец.
 
На Кресте Христос побеждает человеческое повреждение (смерть и страстность) и становится первым из воскресших, или Вторым Адамом (первый пал и стал смертен, второй – Христос – заново воссоздал человека). Эту победу Христа над смертью и воссоздание нового человека христиане и празднуют в День Святой Пасхи.
 
Так, восприняв повреждение человека, Сам став человеком, Сын Божий через Крест и страдания восстановил в Самом Себе здравую природу человека и тем спас человечество от фатализма смерти как следствия разобщённости с Богом. Православная Церковь единогласно учит о том, что Сын Божий идёт на страдания только по непостижимой и жертвенной Своей любви, желающей спасти человека. И единственная причина воплощения – Любовь Божия: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (От Иоанна, 3:16).
 
 

Откуда появились христиане?

 
Христиане же – это обычные люди: не инопланетяне, прилетевшие с Альфа-Центавры, не закрытая «каста сверхчеловеков», не тайный орден, пытающийся подчинить себе человечество и навязать людям, в корыстных целях, свои ценностные ориентиры. Христиане – это те, кто увидел во Христе своего Спасителя, те, кто понял, что только во Христе мы и можем найти исцеление и вход в Грядущее Царство Славы. Христиане – это те, кто открылся на встречу Любви Божией и, благодаря Крестном Подвигу Христа, понял, что Любовь, – это не просто одно из положительных свойств, присущих каждому человеку. Любовь – это сила, стремящаяся объединить собой всё тварное бытие в гармонии с Творцом. Любовь – это та нетварная Божественная энергия, которую мы называем благодатью. И поэтому именно Любовь составляет сущность внутренней жизни Святой Троицы. Собственно, поэтому христианство и утверждает фундаментальную непреложную истину о том, что Бог есть Любовь:
 
«И это высочайшее из представлений всецело вытекает из христианского догмата о Триединстве Божества. Триединстве, которое (в отличие от строгого монотеизма) предполагает общение Лиц Святой Троицы (Отца, Сына и Святого Духа) в Добре, Красоте и Любви, по причине того, что: «Отец есть источник любви. Сын – любовь, Себя открывающая. Дух – любовь, в нас осуществляющаяся; или же еще, по прекрасной формулировке митрополита Филарета: Отец – любовь распинающая, Сын – любовь распинаемая, Дух – любовь торжествующая. Божественные имена суть излияния Божественной жизни; источает ее Отец, показует ее нам Сын, сообщает Дух» (1).
 
В этом смысле, глупо упрекать христиан в том, что они узурпировали понятие любви. Бог явил людям Свою Любовь, а точнее явил Себя как Любовь. И вот нашлись те, кто вышел к Нему на встречу и принял Его помощь. Так что христиане – это люди, которые имеют возможность приобщиться к Любви Божией, и посредством этой Любви соединиться с Богом и обрести спасение в вечности. В том числе они призывают всех, кто ещё не открыл для себя Христа как Спасителя, Который в силу Любви вышел навстречу погибающему человеку, соединиться с Ним и приобщиться Любви. Именно поэтому мы и слышим в наших храмах, постоянных призыв: «Приимите, ядите, Сие есть Тело Мое, еже за вы ломимое, во оставление грехов. Пийте от нея вси, Сия есть Кровь Моя Новаго Завета, яже за вы и за многи изливаемая во оставление грехов».
 
Ещё раз скажу, глупо упрекать христиан в том, что они узурпировали понятие любви, потому что это было бы, как минимум, странно, ибо Любви Божией хватит на всех. И чем больше мы делимся этой радостью с окружающими, тем Любви становится больше и больше.

 
Доктор богословия иеродиакон Иоанн (Курмояров)​
 
Ссылки:
(1) В. Н. Лосский. Боговидение. Догматическое богословие. Издательство «АСТ». М. 2003. С.477.

uoj.org.ua

ЕСЛИ ВАМ ПОНРАВИЛСЯ МАТЕРИАЛ — ПОДДЕРЖИТЕ НАС!

Сайт нашего храма существует на Ваши пожертвования.
Мы надеемся на Ваше участие и поддержку.
С Вашей помощью мы сможем сделать больше!

Для этого введите в окошке нужную сумму (в рублях) и нажмите на кнопку, для выбора способа пожертвования (с помощью карты, мобильного телефона или яндекс кошелька).
Далее нажмите кнопку пожертвовать и следуя инструкциям и совершите платеж.

СПАСИ ВАС ГОСПОДИ!


Категория: О Боге, церкви, вере... | Просмотров: 316 | Добавил: Православие | Теги: христианство и любовь, Бог есть любовь, Спасение, любовь | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar