Главная » 21 сентября: Рождество Богородицы » Рождество Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии

00:02
Рождество Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии
Праздник Рождества Пресвятой Богородицы празднуется 21 сентября (нов. ст.) и имеет 1 день предпразднства и 4 дня попразднства. 
 
Господь, на небесах живущий, восхотев явиться на земле и пожить с человеками, прежде уготовал на ней место селения славы Своей – Пречистую Свою Матерь: ибо в обычае у царей, когда они хотят придти в какой-либо город, предуготовлять себе в нем для пребывания палату. И как палаты земных царей созидаются искуснейшими мастерами из драгоценнейших предметов, на возвышеннейшем месте, прекраснее и обширнее всех иных жилищ человеческих, так имела создаться и палата славы Царя Небесного. В Ветхом Завете, когда Бог восхотел жить в Иерусалиме, Соломон[1] создал Ему храм (3Цар.5-7 гл.; 2Пар.2-4 гл.) чрез искуснейшего строителя Хирама[2], который был исполнен художества, разума и знания на всякое дело. Создал же Соломон храм из драгоценнейших веществ, из превосходного камня (3Цар.5:17-18), из благовонных деревьев: кедра и кипариса (2Цар.6:9-10), привозимых с Ливана[3], и из чистого золота, на возвышеннейшем месте, на горе Мориа[4].
Храм был тем прекраснее, что на стенах его были еще изваяны изображения херувимов, различных деревьев и плодов (3Цар.6:18-35, 7:18-22, 29-42). Пространством храм был столь велик, что в нем могло вместиться без тесноты всё множество людей израильских, и снизошла на него слава Господня во огне и облаке (3Цар.8:10-11). Однако храм сей был недостаточен для вмещения в себе Невместимого Бога. Соломон создал Ему храм, но Вышний не в рукотворенных храмах живет. «Какой дом созиждете Мне, – говорит Господь, или какое место для покоя Моего?» (Деян.7:49). И вот Бог благоизволил, чтобы в начале новозаветной благодати был создан нерукотворенный храм – Пречистая, Преблагословенная Дева Мария. Каким же строителем создан был храм тот? Воистину – премудрейшим, самою Премудростью Божиею, как говорит Писание: «Премудрость построила себе дом» (Притч.9:1), а всё сотворенное Премудростью Божиею прекрасно и совершенно. А поелику Премудрость Божия создала одушевленную палату Слова, – посему создался совершенный храм для совершенного Бога, пресветлая палата для пресветлого Царя, пречистый и неоскверненный чертог для пречистого и нескверного Жениха, непорочное селение для непорочного Агнца. Сему – верный свидетель на небе, говорящий к Ней: «Вся ты прекрасна, возлюбленная моя, и пятна нет на тебе!» (Песн.4:7). И святой Дамаскин пишет: «Вся – чертог Духа, вся – град Божий, море благодатей, вся – добра, вся – ближняя Богу» (Слово 1 на Рождество Пресвятой Богородицы).
 
Из каких же веществ создалась сия палата? Воистину – из драгоценнейших: ибо произошла, как от драгоценного камня, из царского рода, от Давида, который вложенным в пращу камнем, прообразовавшим камень – Христа, поразил Голиафа[5] (1Цар.17:39-51); и, как из благовонных деревьев кедра и кипариса, Дева Богородица родилась из рода архиерейского, приносящего благовонные жертвы Богу. Отец ее святой праведный Иоаким был сыном Варлафира, ведущего свое происхождение от сына Давидова Нафана, а мать ее, святая праведная Анна, была дочерью священника Матфана из племени Ааронова; таким образом, Пречистая Дева по отцу была рода царского, а по матери – архиерейского. О, из сколь драгоценнейших веществ, – разумею пречестнейшее происхождение, – создалась Царю славы одушевленная палата! И как в Соломоновом храме каменные и деревянные здания приобретали особенную ценность от чистого золота, которым были позолочены; так в рождестве Пресвятой Богородицы благородства царского и архиерейского происхождения еще более заслужило почтения от целомудрия святых Ее родителей, которое дороже, «нежели от золота: она дороже драгоценных камней; и ничто из желаемого тобою не сравнится с нею» (Притч.3:15). Ибо Пресвятая Дева родилась от целомудренных родителей, что выше всякого благородства. О сем святой Дамаскин, обращаясь к святым праведным Богоотцам говорит так: «О блаженные супруги, Иоаким и Анна! Воистину по плоду чрева вашего вы явились непорочными, по слову Господню: «По плодам их узнаете их»(Мф.7:16, 20). Вы устроили свою жизнь, как благоугодно Богу и как достойно сие Рожденной от вас. Ибо, живя целомудренно и праведно, вы произрастили сокровище девства, – разумею Деву: прежде рождества Деву, в рождестве Деву, по рождестве Деву, и всегда Деву, единую приснодевствующую и умом, и душою, и телом. Подобало же, чтобы девство, от целомудрия рожденное, было принесено плотию Самому Единородному Свету. О, двоица чистейших словесных горлиц, Иоаким и Анна! вы, соблюв целомудренно закон природы, божественно сподобились сверхъестественных дарований, и родили миру Деву Божию Матерь. Вы, благочестиво и праведно пожив в человеческом естестве, произвели Дщерь высшую ангелов и ныне владычествующую над ангелами. О, прекраснейшая и сладчайшая Дщерь! О, крин, выросший посреди терния от благороднейшего царского корня! Тобою обогатилось царство священства»[6]. Сими словами святой Дамаскин ясно показывает, от каковых родителей рождена Божия Матерь, из сколь драгоценнейших веществ устроена палата Царя Небесного.
 
На каком же месте была устроена сия одушевленная палата? Воистину – на высочайшем, ибо Церковь дает о ней следующее свидетельство: «истинно вышши всех еси Дево чистая»[7]; но выше – не местом, а добродетелями и высотою Божиих дарований. Местом же, где родилась преблагословенная Дева, был небольшой город в земле Галилейской, называемый Назаретом, зависевший от большого города Капернаума[8], и жители его были презираемы, почему и о Христе было сказано: «из Назарета может ли быть что доброе?» (Ин.1:46). Но Господь, «Который, обитая на высоте, приклоняется, чтобы призирать на небо и на землю» (Пс.112:5-6), благоизволил, чтобы Его Пречистая Матерь была рождена не в Капернауме, в своей гордыне до неба вознесшемся, а в смиренном Назарете, «ибо что высоко у людей, то мерзость пред Богом» (Лк.16:15), а презираемое и уничижаемое ими высоко и драгоценно у Него. Самое имя Назарета при сем изображает высоту добродетелей Пречистой Девы. Ибо как в Своем рождестве Господь чрез Вифлеем, что значит: «дом хлеба»[9], тайно прообразовал то, что Он есть хлеб, сшедший с неба[10] для оживотворения и укрепления людей: так и в рождестве Пречистой Своей Матери Он чрез Назарет изображает возвышенные предметы; ибо наименование «Назарет» означает цветущее, огражденное, увенчанное и сокровенное место[11]: и всё сие ясно предъизображает Пресвятую Деву. Она есть цвет, прозябший от неплодной и застарелой утробы сухого дерева, цвет неувядаемый, присноцветущий девством, цвет благоухающий, родящий благоухание Единого Царя, – цвет, приносящий плод – Христа Бога Господа, единственное яблоко благовонное. Она освящена благодатью нашедшего на Нее и осенившего Ее Святого Духа и есть святейшая всех святых, как родившая «всех святых святейшее слово»[12]. Она исключена из числа грешных земнородных, как чистая и непорочная, и не только Сама чужда греха, но и грешников отводит от беззаконий, как и взывает к ней Церковь: «радуйся, скверных изымающая дел»[13]. Она увенчана славою и честью: увенчана славою, ибо произросла из царского корня; увенчана честью, потому что произошла из племени архиерейского. Увенчана славою, потому что произошла от целомудренных родителей; увенчана честью, потому что почтена благовещением и служением архангела. Увенчана славою, как Матерь Божия; ибо что может быть славнее того, как родит Бога? Увенчана честью, как Приснодева; ибо что может быть почетнее, как пребыть и по рождестве девою? Увенчана славою, «славнейшая серафим», как серафимски возлюбившая Бога. Увенчана честью, «честнейшая херувим»[14], как превзошедшая херувимов мудростью и познанием Божества: «слава и честь и мир всякому, делающему доброе» (Рим.2:10), говорит Апостол. Но найдется ли кто из земнородных более добродетельный, чем Пречистая Дева? Она сохранила все заповеди Господни, исполняла всю волю Господа, все наставления Его соблюла, все слова Его сокрыла в сердце Своем, оказала ближним все дела милосердия. Посему достойно Она увенчана, как творящая всеблагое. Она же есть и некое хранилище; ибо сохраняла сокровище своего девического целомудрия столь тщательно, что даже ангелу не хотела вверить оное, потому что, увидев ангела, Она смутилась от слов его и размышляла, что бы значило сие приветствие (Лк.1:29). Всё сие Назарет прообразовал в Пречистой Деве своим наименованием. И кто не скажет, как высоко воздвиглась та палата Христова по добродетелям и дарованиям Божиим? Она высока, ибо дарована с неба, хотя родилась на земле от земнородных; – с неба, ибо, как говорят некоторые из богопросвещенных мужей, архангел Гавриил, благовестивший Захарии о рождении Иоанновом, благовестил Иоакиму и Анне о зачатии Пресвятой Богородицы и принес с неба Ей преблагословенное имя, говоря неплодной матери: «Анна, Анна! родишь ты Дочь преблагословенную, и наречется имя Ей: Мария». Итак Она, без сомнения, может быть названа градом святым, Иерусалимом новым, сходящим с неба от Бога (Откр.21:2), скиниею Божиею. Высока сия Божия скиния, ибо, родив Царя Христа, она возвысилась паче серафимов. О, высота, неудобовосходимая для человеческих помыслов!
 
А какова красота той мысленной Христовой палаты, – о сем послушай того же сладкоглаголивого Иоанна Дамаскина, вещающего о Ней следующее: «Она принесена Богу, Царю всех, одеянная благолепием добродетелей, как бы золотою ризою, украшенная благодатью Духа Святого, и слава Ее внутри Нее: ибо как для всякой жены слава ее – муж, приходящий отвне, так слава Богородицы внутри Ее, т.е. плод чрева Ее»[15]. И еще Дамаскин говорит, обращаясь к Ней: «О, Дево Богоблагодатная, святая Церковь Божия, которую духовно создал оный сотворивший мир Соломон (Премудрый Творец мира) и вселился в Нее! Не золотом, не бездушными камнями украшена Она, но, вместо золота, сияет Духом, вместо дорогих камней имеет многоценный бисер – Христа[16]. Таково украшение той палаты, гораздо прекраснее бывшего в храме Соломоновом, в котором были изображены подобия херувимов, деревьев и цветов. Но и в сей одушевленной Церкви, в Пречистой Деве, ясно виден образ херувимский; ибо своим херувимским житием Она не только сравнялась с херувимами, но и превзошла их. Если Церковь обыкла иных святых называть херувимами, воспевая: «что вас наречем святии; херувимы, яко на вас почил есть Христос»[17], то тем паче Дева Богородица есть херувим, ибо в Ней Христос почил телом Своим, и на пречистых руках Ее Бог воссел, как на престоле: Дева стала престолом херувимским. Она имеет в Себе подобия и деревьев благоплодовитых, духовно соделавшись маслиною плодовитою в дому Божием и цветущим фиником (Пс.55:10), почему ныне и именуется садом живоносным, когда Церковь воспевает: «от неплоднаго корене сад живоносен израсти нам, Матерь Свою, иже чудес Бог»[18]. Всё сие говорится о красоте Ее духовной. Но Она не была лишена и красоты телесной, как о том свидетельствуют многие учители церковные, что во всей подсолнечной не было и не будет такой прекрасной девы, какова была Дева Богородица, узрев Которую, святой Дионисий Ареопагит[19]хотел бы наречь Богом, если бы не знал Бога, от Нее рожденного. Ибо Божественная благодать, коей Она была исполнена внутри, просиявала и на Ее пресветлом лице. Таковую предуготовал себе палату на земле Царь Небесный, – палату прекрасную душою и телом, «приготовленный как невеста, украшенная для мужа своего» (Откр.21:2), – притом палату пространную: «чрево Ее пространнее небес содела»[20], и вместился в Ней «невместимый Христос Бог».
 
Палаты царские обыкновенно строятся обширными, так чтобы они могли вместить не только царя, но и множество предстоящих слуг и приходящих к нему отовсюду людей. Обширное селение Слова, Пречистая Дева, пространно не только для Бога Слова, как Царя, но и для нас, притекающих рабов Божиих в Нее вселяющемуся: Бога вмещает во утробе, нас же в Своем благоутробии. Избранный сосуд Божий, святой Апостол Павел, движимый любовью, говорил к своим возлюбленным чадам: «сердце наше расширено. Вам не тесно в нас» (2Кор.6:11-12). Но у кого из святых может найтись столь пространное благоутробие, как Мариино о Боге благоутробие? Здесь вмещается и целомудренный, и грешному здесь не тесно. Кающийся имеет в Ней свое место, и для отчаявшихся и некающихся Она есть невозбранное пристанище, подобно тому, как Ноев ковчег служил пристанищем не только чистым, но и нечистым животным. В благоутробии Ее без тесноты вмещаются все скорбящие, обидимые, алчущие, странствующие, обуреваемые, больные: ибо не может не быть милосердной та утроба, которая родила нам благого Бога. Палаты царей земных охраняет много вооруженной стражи, которая не всякого, желающего войти в них, впускает, но удерживает, внимательно расследуя, откуда и зачем идет. А одушевленная палата Христова, хотя и окружена херувимами и серафимами и бесчисленными ликами ангелов и всех святых, но, тем не менее, в двери Ее благоутробного милосердия никто не препятствует войти, если бы кто сего пожелал: ни стражи не отталкивают, ни воины не отгоняют и не расследуют, зачем кто идет, но всякий входит в них беспрепятственно с молением и приемлет дар по благопотребному прошению.
 
Итак, будем прибегать к милосердию Рожденной от неплодной утробы с таковым приветствием:
 
Радуйся, всенепорочная палата Царя всех! Радуйся, селение Бога и Слова, Коему со Отцом и Святым Духом, и Тебе, Дочери Отца, Матери Сына, Невесте Святого Духа, да будет от нас смертных честь и слава во веки. Аминь.

 
святитель Димитрий Ростовский​
 


 

«Радость всей Вселенной»

 
Одно из православных литургических песнопений справедливо утверждает, что о Богоматери нам «удобее молчание» (приличнее молчать)! Это действительно так, поэтому целомудренное повествование канонических Евангелий отмечает лишь некоторые эпизоды Ее жизни, да и то лишь в связи с Сыном. Ни слова не сказано о рождении, юности (до обручения Иосифу), достаточно продолжительной жизни после праздника Пятидесятницы (ставшего для нас Днем Святой Троицы), и, наконец, о блаженном успении.
 
Понятное человеческое любопытство, не желающее мириться с тем, что далеко не обо всем нам следует знать и говорить, находит себе отдушину в многочисленных апокрифических текстах, не вошедших в Библию, не имеющих догматического авторитета и содержащих немало сомнительных (мягко выражаясь) описаний. Тем не менее, некоторые из них Церковь возводит в ранг Священного Предания и фиксирует в своем литургическом наследии. Один из таких памятников – «Книга о рождении Марии» – и лежит в основе праздника Рождества Пресвятой Богородицы.
 
В православном календаре это торжество принадлежит к разряду двунадесятых богородичных праздников и отмечается 8/21 сентября. Разумеется, нам не известен ни точный год, ни, тем более, исторический день рождения Девы. Это произошло примерно за два десятилетия до начала эры от Рождества Христова, по которой мы сейчас живем. Но поскольку рождение будущей Матери Господа символически открывает историю Новой, Христианской, эры, то логично, что именно этот праздник помещен в начало церковного года. Он выражает абсолютный смысл Дня Рождения Девы Марии как соучастницы истории нашего Спасения.
 
Содержание самого праздника составляет драматичная история последних лет жизни бездетной пожилой супружеской четы, Иоакима и Анны, принадлежавшей к «мессианскому роду» иудейского царя Давида. Она завершилась рождением дочери, чье будущее никто не мог предвидеть.
 
Мессианские ожидания евреев, достигшие в период римской оккупации (с 63 г. до Р.Х.) своего апогея, выражались для потомков династии царя Давида в надежде стать родителями Мессии-Освободителя. Остальные же надеялись на участие их наследников в Его будущем вечном Царстве. Поэтому бесплодие рассматривалось не как физический недостаток, но как наказание Божие за явные или тайные грехи. Не оставивший потомства бесследно исчезал с лица земли и из людской памяти.
 
Предание повествует, что Иоакиму, однажды хотевшему принести жертву в Иерусалимском храме, было публично указано на его недостоинство. Некий храмовый книжник подошел к нему и сказал: «Не надлежит тебе участвовать в жертвоприношениях, предлагаемых Богу, ибо не благословил тебя Бог и не дал тебе потомство в Израиле!» «Посрамленный перед народом», старец удалился в пустыню к своим стадам, дав обет не возвращаться до тех пор, пока не получит знамения Свыше.
 
Остававшаяся дома Анна, узнав о бесчестии, постигшем супруга, вышла в слезах и смятении во двор и увидела среди ветвей лаврового дерева гнездо едва оперившихся птиц. Этот зримый укор ее бесплодию был последней каплей, переполнившей чашу страдания несчастной женщины. Рыдая, Анна возвысила голос к Богу: «Господи Боже всемогущий, давший потомство и плодородие всякой твари, и зверям, и змеям, и рыбам, и птицам, давший им радоваться на своих детенышей! Я приношу Тебе благодарность, ибо Ты приказал мне одной быть лишенной милостей благости Твоей, ибо Ты знаешь, Господи, тайну моего сердца, и я сотворила обет от начала пути моего, что если Ты дашь мне сына или дочь, я посвящу их Тебе в Святом храме Твоем».
 
Молитва была услышана, и явившийся ангел объявил ей о рождении благословенной Дочери. Возблагодарив Бога, Анна поспешила в Иерусалим, чтобы у Золотых ворот встретить Иоакима, получившего одновременно с ней такое же благовестие.
 
Родившуюся вскоре дочь назвали именем, данным ей ранее ангелом, – Мариам (Мария), что значит «госпожа» или «княгиня». Девочка, испрошенная у Бога, должна была, по обету родителей, к Нему и вернуться, чтобы воспитываться в обстановке особой ритуальной чистоты при Иерусалимском храме, подготавливаясь к своему единственному в человеческой истории служению. Поэтому в трехлетнем возрасте состоялось Ее церемониальное «Введение во Храм» (это тема следующего двунадесятого богородичного праздника).
 
Неожиданное и несказанное рождение Марии от пожилых родителей повторяет чудо рождения Ее далекого предка Исаака у престарелых Авраама и Сарры и продолжает библейскую тему «испрошенных» у Бога детей, которым именно ввиду этого предстоит великое будущее (Иосиф Прекрасный, пророк Самуил, а незадолго до рождения Спасителя – Иоанн Креститель). Поэтому Рождество Богородицы – это праздник вселенской радости, как об этом и поется в праздничном тропаре (глас 4):
 
«Рождение Твоё, Богородица Дева, 
радость возвестило всей Вселенной:
ибо из Тебя воссияло Солнце правды – Христос Бог наш.
Он снял проклятие и дал благословение; 
Он уничтожил смерть и даровал нам вечную жизнь.»

 
В восточной иконографии Рождества Богоматери чаще всего изображается момент поднесения новорожденной Марии к груди матери Анны, лежащей на постели в окружении повивальных бабок и домочадцев. Подробно иллюстрируют историю Рождества Марии замечательные в своей чистоте и наивности фрески Джотто ди Бондоне (капелла Скровеньи в Падуе, 1304-1306 гг.).
 
Юрий Иванович Рубан,
кандидат исторических наук, кандидат богословия

Литература: Книга о рождении Благодатной Марии и детстве Спасителя, написанная по-еврейски блаженнейшим евангелистом Матфеем и переведенная по-латински блаженным Иеронимом пресвитером // Апокрифические сказания об Иисусе, Святом семействе и свидетелях Христовых. М., 1999; Рашковский Е. Б. «С высоты Востока...»: Двунадесятый праздничный цикл в православном богослужении. М., 1993, с.78-81; Скабалланович М. Н. Рождество Пресвятой Богородицы. Киев, 2004; Рубан Ю. Радость всей Вселенной // «Вода живая». С.-Петербургский церковный вестник. 2007. № 9.
 
 

Тропарь Рождества Пресвятой Богородицы

глас 4
 
Рождество Твое, Богородице Дево,/ радость возвести всей вселенней:/ из Тебе бо возсия Солнце Правды, Христос Бог наш,/ и, разрушив клятву, даде благословение,// и, упразднив смерть, дарова нам живот вечный.
 
 

Кондак Рождества Пресвятой Богородицы

глас 4
 
Иоаким и Анна поношения безчадства/ и Адам и Ева от тли смертныя свободистася, Пречистая,/ во святем рождестве Твоем./ То празднуют и людие Твои,/ вины прегрешений избавльшеся,/ внегда звати Ти:// неплоды раждает Богородицу и Питательницу Жизни нашея.
 
 

Величание Рождеству Пресвятыя Богородицы

 
Величаем Тя, Пресвятая Дево, и чтим святых Твоих родителей, и всеславное славим рождество Твое.
 
 

Молитва в день Рождества Пресвятыя Богородицы

 
О, Пресвятая и Богоизбранная Дево, Владычице наша Богородице, Небеси и земли Царице, на радость и утешение всему миру от безплодных и безчадных родителей Богом дарованная! Родившися Божиим промышлением, Ты разрешила еси неплодствие рождшия Тя, и ныне неплодное сердце мое плодоносно сотвори предстательством Твоим у Престола Вседержителева, неплодствовати же соделай мя злыми делы, гнилыми словесы и нечистыми помышленьми. О, Всеблаженная, да явлюся чадо Божие, добродетелей благоплодие присно приносящее. Ты утолила еси пречистым рождеством Твоим плач праматери нашея Евы, и праведныя родители Твоя избавила еси поношения безчадства, и ныне утоли плач и воздыхания многоболезненныя и любогреховныя души моея и избави всех нас поношения злосмрадных дел наших, страстей безчестия и от всякаго порабощения вражескаго. Наипаче же даруй нам, Пресвятая Богородице Дево, во всесветлый день рождества Твоего чистым сердцем разумети и памятовати, с коликою радостию и благодарением неплодная утроба святыя праведныя Анны ношаше Тя, да и мы не точию словесы, но наипаче делы своими выну будем со умилением сердечнем прославляти Тя, вопиюще: Слава пришествию Твоему, Чистая. Слава рождеству Твоему. Слава девству Твоему, Мати Безневестная. Купно же с Тобою сподоби нас непрестанно славити и величати Всесвятый Плод Твой, Слово воплощенно, во чреве Твоем неопально носимо, Емуже слава подобает, честь и покланение, со Безначальным Его Отцем, и с Пресвятым и Благим и Животворящим Его Духом ныне и присно и во веки веков. Аминь.


 

Мит­ро­по­лит Су­рож­ский Ан­то­ний

Слово на Рождество Пречистой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии
 

В Сво­ём Еван­ге­лии наш Гос­подь го­во­рит: «Ко­гда на­сту­па­ет вре­мя мла­ден­цу ро­дить­ся, то бы­ва­ет скорбь: ко­гда же он ро­дит­ся – пре­бы­ва­ет од­на ра­дость, ибо но­вая жизнь во­шла в мир…» И ко­гда рож­да­ет­ся ре­бе­нок, окру­жа­ю­щие ди­вят­ся: ка­ко­ва бу­дет судь­ба это­го мла­ден­ца? Рож­де­ние мла­ден­ца – толь­ко пер­вый день его. Ка­ко­ва бу­дет дол­гая чре­да дней, со­став­ля­ю­щих че­ло­ве­че­скую жизнь? И ка­ков бу­дет по­след­ний день, ко­то­рый под­ве­дет итог все­му, что бы­ло жиз­нью это­го че­ло­ве­ка?
 
Се­го­дня мы празд­ну­ем День Рож­де­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри, и на­ша мысль об­ра­ще­на к Ней. Она ро­ди­лась, как го­во­рит Еван­ге­лие, – не про­сто от хо­те­ния пло­ти и хо­те­ния му­жа (хо­тя так, как и все де­ти). В выс­шем смыс­ле – Она ро­ди­лась от Бо­га. Она ро­ди­лась как по­след­нее, за­клю­чи­тель­ное зве­но длин­ной це­пи лю­дей, муж­чин и жен­щин, бо­ров­ших­ся на про­тя­же­нии всей че­ло­ве­че­ской ис­то­рии. Они бо­ро­лись за чи­сто­ту, бо­ро­лись за ве­ру и пол­но­ту, бо­ро­лись за цель­ность, бо­ро­лись, чтобы на пер­вом ме­сте в их жиз­ни был Бог, и они по­кло­ня­лись бы Ему в ис­тине и слу­жи­ли бы Ему со всей вер­но­стью. В этом длин­ном ря­ду лю­дей бы­ли и греш­ни­ки, в жиз­ни ко­то­рых, мо­жет быть, бы­ла толь­ко од­на чер­та, ис­ку­па­ю­щая са­мо их су­ще­ство­ва­ние; бы­ли в нём и свя­тые, в чьей жиз­ни ед­ва ли най­дет­ся ка­кой-то недо­ста­ток. Но всем им при­хо­ди­лось бо­роть­ся, и у всех их од­на чер­та бы­ла об­щей: они бо­ро­лись во имя Бо­жие – про­тив са­мих се­бя, а не про­тив дру­гих – для то­го, чтобы вос­тор­же­ство­вал Бог. И по­сте­пен­но, из сто­ле­тия в сто­ле­тие, они под­го­то­ви­ли На­след­ни­цу сво­е­го ро­да. Она долж­на бу­дет ро­дить­ся, как и вся­кий мла­де­нец, в ря­ду добра и зла, гре­ха и свя­то­сти, но Она бу­дет ре­бен­ком, ко­то­рый из­бе­рёт доб­ро с са­мо­го на­ча­ла и бу­дет жить в чи­сто­те и во все­це­лой вер­но­сти сво­е­му че­ло­ве­че­ско­му ве­ли­чию…
 
Се­го­дня ро­ди­лась Бо­жия Ма­терь; се­го­дня на­чи­на­ет­ся пре­одо­ле­ние раз­ры­ва меж­ду Бо­гом и че­ло­ве­ком, су­ще­ство­вав­шее с мо­мен­та гре­хо­па­де­ния. Се­го­дня ро­ди­лась Та, Кто ста­ла Мо­стом меж­ду Небом и зем­лей; Та, Кто ста­ла Две­рью Бо­го­во­пло­ще­ния, – две­рью, рас­пах­нув­шей­ся в Небо. Бу­дем се­го­дня ра­до­вать­ся, вспо­ми­ная «на­ча­ло на­ше­го спа­се­ния». Ста­нем ду­мать о Ней с лас­кой, ди­вить­ся на Неё и <…> лю­бить Её с бла­го­го­ве­ни­ем; по­кло­нять­ся Ей так, чтобы стать до­стой­ны­ми быть од­но­го с Ней ро­да – ро­да че­ло­ве­че­ско­го! Из на­ше­го ро­да и ро­дил­ся Бог, по­то­му что Она яви­ла та­кую со­вер­шен­ную вер­ность бо­же­ствен­но­му обе­ща­нию. Аминь.
 
21 сен­тяб­ря 1981 г..
(Из кни­ги «Про­по­ве­ди и бе­се­ды». Москва, 1991.)

 
 

Размышления о дне рождения

Дру­зья! Кол­ле­ги!
 
В свя­зи с празд­ни­ком Рож­де­ства Бо­го­ро­ди­цы, пер­вым дву­на­де­ся­тым празд­ни­ком пра­во­слав­но­го цер­ков­но­го го­да, мне пред­ста­ви­лось умест­ным за­пи­сать неко­то­рые бо­го­слов­ские со­об­ра­же­ния, уже дав­но по­се­ща­ю­щие мой ум. Поз­во­лю се­бе ими по­де­лить­ся. Быть мо­жет, ко­му-то они по­ка­жут­ся не со­всем три­ви­аль­ны­ми и всем хо­ро­шо из­вест­ны­ми.
 
В со­зна­нии каж­до­го че­ло­ве­ка, хо­тя бы пе­ре­ли­став­ше­го важ­ней­шие стра­ни­цы Вет­хо­го За­ве­та (соб­ствен­но Ев­рей­ской Биб­лии), ве­ро­ят­но, на­ве­ки за­пе­чат­ле­лись па­те­ти­че­ские (в ори­ги­наль­ном тек­сте сти­хо­твор­ные) сте­на­ния пра­вед­но­го Иова, же­сто­ко му­чи­мо­го Са­та­ной с поз­во­ле­ния (!) Бо­га. Он оспа­ри­ва­ет пе­ред ли­цом сво­их дру­зей и Са­мо­го Бо­га (Ко­то­ро­го он вско­ре да­же вы­зо­вет на ду­эль!) смысл зем­ной жиз­ни. Иов хо­чет по­вер­нуть вспять вре­мя жиз­ни: вновь вой­ти в утро­бу ма­те­ри и – раз уж ро­ди­те­ли за­ча­ли его без его поз­во­ле­ния! – про­сто вый­ти из неё мёрт­вым вы­ки­ды­шем, чтобы не взрос­леть и ни­ко­гда не стра­дать. Страш­ные сло­ва, рож­дён­ные страш­ной ре­аль­но­стью до­хри­сти­ан­ской безыс­ход­но­сти!
 
«По­сле это­го (по­сле об­ру­шив­ших­ся на него бед. – Ю. Р.) от­верз Иов уста свои и про­клял день свой. И на­чал Иов, и ска­зал:
 
„Да сгинет день, в ко­то­рый я рож­дён,
и ночь, что ска­за­ла: „за­чат муж!“ 
За­чем не умер я при ис­хо­де из чре­ва
и не сги­нул, вый­дя из недр? 
То­гда ле­жал бы я, дрем­ля,
спал бы и был в по­кое“» (Иов.3:1-3, 11, 13).
(Пе­ре­вод С. Аве­рин­це­ва.)
 
Во­про­сы ри­то­ри­че­ские, это во­про­сы-упрё­ки зем­ной спра­вед­ли­во­сти, а зна­чит – и Са­мо­му Бо­гу, Ко­то­рый по­че­му-то (по­че­му? «вот в чём во­прос!») до­пус­ка­ет, чтобы нече­сти­вые бла­го­ден­ство­ва­ли, а пра­вед­ни­ки стра­да­ли. От­ри­ца­тель­ный от­вет за­ло­жен в этих ри­то­ри­че­ских во­про­сах. Спра­вед­ли­во­сти мож­но (?) – ино­гда мож­но – до­бить­ся толь­ко в зем­ной жиз­ни. А ес­ли не по­лу­чит­ся? То­гда – су­щий кош­мар.
 
К Иову при­со­еди­ня­ет­ся ещё один ав­то­ри­тет­ный до­хри­сти­ан­ский пес­си­мист, с ма­зо­хист­ским упо­е­ни­ем и ри­то­ри­че­ским уме­ни­ем разъ­яс­ня­ю­щий без­вы­ход­ную пер­спек­ти­ву че­ло­ве­че­ской жиз­ни.
 
«Все­му и всем – од­но: од­на участь пра­вед­ни­ку и нече­сти­во­му, доб­ро­му и зло­му, чи­сто­му и нечи­сто­му, при­но­ся­ще­му жерт­ву и не при­но­ся­ще­му жерт­вы; как доб­ро­де­тель­но­му, так и греш­ни­ку. Кто на­хо­дит­ся меж­ду жи­вы­ми, то­му есть ещё на­деж­да, так как и псу жи­во­му луч­ше, неже­ли мёрт­во­му льву. Жи­вые зна­ют, что умрут, а мёрт­вые ни­че­го не зна­ют, и уже нет им воз­да­я­ния, по­то­му что и па­мять о них пре­да­на за­бве­нию; и лю­бовь их, и нена­висть их, и рев­ность их уже ис­чез­ли, и нет им бо­лее ча­сти во ве­ки ни в чём, что де­ла­ет­ся под солн­цем» (Еккл.9:2-6). Жут­кий пес­си­мизм; но так го­во­рит Свя­щен­ное Пи­са­ние (ес­ли толь­ко мы по­ни­ма­ем эту Кни­гу в кон­тек­сте хри­сти­ан­ской Бо­го-че­ло­ве­че­ской пер­спек­ти­вы, а не как в иуда­из­ме или ис­ла­ме)!!!
 
Ин­те­рес­но, что эти пред­ста­ви­те­ли бо­го­от­кро­вен­но­го биб­лей­ско­го мо­но­те­из­ма вполне со­глас­ны в оцен­ке смыс­ла че­ло­ве­че­ской жиз­ни с бла­го­род­ным языч­ни­ком Фе­о­гни­дом Ме­гар­ским (VI век до Р. Х.), чьи­ми эле­ги­че­ски­ми ди­сти­ха­ми в ори­ги­на­ле я на­сла­ждал­ся в своё вре­мя на се­ми­на­ре из­вест­но­го уче­но­го-клас­си­ка Алек­сандра Гав­ри­ло­ва:
 
«Во­все на свет не ро­дить­ся – для смерт­но­го луч­шая до­ля,
Жгу­че­го солн­ца лу­чей сла­ще не ви­деть со­всем.
Ес­ли ж ро­дил­ся – спе­ши к во­жде­лен­ным во­ро­там Аида:
Слад­ко в мо­ги­ле ле­жать, чёр­ной укрыв­шись зем­лей».
(Пе­ре­вод Адри­а­на Пио­тров­ско­го)
 
Как ви­ди­те, ра­до­вать­ся по­яв­ле­нию че­ло­ве­ка на свет не при­хо­дит­ся: его ждут скор­би, а ес­ли и бу­дет он бла­го­по­лу­чен в крат­кой зем­ной жиз­ни, то, как го­во­рит Эк­кле­зи­аст (тра­ди­ци­он­но – это пре­муд­рый Со­ло­мон), – «од­на участь пра­вед­ни­ку и нече­сти­во­му». За­чем же то­гда до­би­вать­ся пра­вед­но­сти, ес­ли «нече­сти­вость» при­но­сит большие ба­ры­ши в зем­ной жиз­ни, – а дру­гой жиз­ни, как мож­но по­нять из этих строк, не су­ще­ству­ет (во вся­ком слу­чае, в том ви­де, как её по­ни­ма­ет хри­сти­ан­ское бо­го­сло­вие), а зна­чит – нет и «ком­пен­са­ции» за стра­да­ния. Оста­ёт­ся при­знать право­ту языч­ни­ка Го­ра­ция: «Carpe diem, ло­ви мо­мент»! Увы!
 
Иная пер­спек­ти­ва от­кры­лась для лю­дей с Днём Рож­де­ния Де­вы Ма­рии и Днём Рож­де­ния Её Сы­на. Имен­но от это­го Дня всё че­ло­ве­че­ство (да­же нехри­сти­ан­ское, воль­но или неволь­но, во вся­ком слу­чае, в до­ку­мен­тах ООН) от­счи­ты­ва­ет Но­вую Эру.
 
По­это­му мы не про­кли­на­ем, как Иов, а про­слав­ля­ем День Рож­де­ния – в на­шем слу­чае День Рож­де­ния Де­вы Ма­рии – как день все­лен­ской ра­до­сти – сло­ва­ми празд­нич­но­го тро­па­ря:
 
«Рож­де­ние Твоё, Бо­го­ро­ди­ца Де­ва,
ра­дость воз­ве­сти­ло всей Все­лен­ной:
ибо из Те­бя вос­си­я­ло Солн­це прав­ды – Хри­стос Бог наш.
Он снял про­кля­тие и дал бла­го­сло­ве­ние;
Он уни­что­жил смерть и да­ро­вал нам жизнь веч­ную!»
 
Во­об­ще же это очень важ­ная те­ма – от­но­ше­ние ко дню рож­де­ния. Цер­ковь не слу­чай­но вы­де­ли­ла для про­слав­ле­ния это­го Дня как та­ко­во­го три осо­бых празд­ни­ка (два из них – празд­ни­ки дву­на­де­ся­тые): День Рож­де­ния Сы­на Бо­жия (ро­див­ше­го­ся от зем­ной Ма­те­ри, но без зем­но­го от­ца; это – един­ствен­ный слу­чай в зем­ной ис­то­рии), Его Ма­те­ри Ма­рии (ро­див­шей­ся, как и все лю­ди, от зем­ных ро­ди­те­лей, но став­шей Ма­те­рью Сы­на Бо­жия, это то­же непо­вто­ри­мо), но так­же (и это зна­ме­на­тель­но!) и День рож­де­ния «обык­но­вен­но­го» че­ло­ве­ка (ро­див­ше­го­ся и умер­ше­го, как и все мы) – Иоан­на Пред­те­чи, пусть и ве­ли­чай­ше­го сре­ди рож­дён­ных жен­щи­на­ми, – как ска­зал о нём Сам Хри­стос). Здесь – со­во­куп­ность Дня Рож­де­ния все­го Бо­го­че­ло­ве­че­ства. По­это­му каж­дый че­ло­век, по­яв­ля­ю­щий­ся в мир, ста­но­вит­ся род­ствен­ни­ком по пло­ти Са­мо­го Бо­го­че­ло­ве­ка Хри­ста, Но­во­го Ада­ма, вос­приявше­го в Сво­ём во­пло­ще­нии всю пол­но­ту че­ло­ве­че­ской при­ро­ды и вновь при­ми­рив­ше­го с Бо­гом всё еди­ное че­ло­ве­че­ство, про­ис­хо­дя­щее от Ада­ма.
 
Во­об­ще же от­но­ше­ние ко дню рож­де­ния – лак­му­со­вая бу­маж­ка для вы­яв­ле­ния се­ми­ти­че­ско­го (вет­хо­за­вет­но­го) и ев­ро­пей­ско­го (под­лин­но хри­сти­ан­ско­го) мен­та­ли­те­та. Немно­го из­ме­нив из­вест­ную по­сло­ви­цу, мож­но ска­зать: «Ска­жи мне, как ты от­но­сишь­ся ко дню рож­де­ния, и я ска­жу – хри­сти­а­нин ли ты»!
 
Из ис­то­рии Церк­ви нам из­вест­но, что «ве­ли­кие» ере­си, сто­ле­ти­я­ми тер­зав­шие хри­сти­ан­ство, – ари­ан­ство, мо­но­фи­зит­ство, мо­но­фе­лит­ство, да­же ико­но­бор­че­ство, – име­ют се­ми­ти­че­ские ис­то­ки. В их ос­но­ве – недо­оцен­ка ми­ра и че­ло­ве­че­ской при­ро­ды, неже­ла­ние со­гла­сить­ся с тем, что бо­же­ствен­ная и че­ло­ве­че­ская при­ро­ды мо­гут РЕАЛЬНО («рав­но­чест­но») со­еди­нить­ся друг с дру­гом и жить в гар­мо­нии. При этом че­ло­ве­че­ская при­ро­да не бу­дет по­дав­ле­на несо­из­ме­ри­мой бо­же­ствен­ной, не рас­тво­рит­ся в ней, как ку­сок вос­ка в до­мен­ной пе­чи или ку­со­чек са­ха­ра в ста­кане ки­пят­ка. Та­кие при­ме­ры при­во­ди­ли мо­но­фи­зи­ты, не со­гла­сив­ши­е­ся с дог­ма­том Хал­ки­дон­ско­го со­бо­ра (451 г.) орав­но­чест­ном еди­не­нии во Хри­сте бо­же­ствен­ной и че­ло­ве­че­ской при­ро­ды. Хал­ки­дон­ский дог­мат мож­но на­звать глав­ным дог­ма­том Хри­сти­ан­ства как та­ко­во­го (да­же идея Тро­ич­но­сти при­сут­ство­ва­ла в ан­тич­ной язы­че­ской фило­со­фии на­чи­ная с ве­ли­ко­го Пла­то­на). Зна­ме­на­тель­но, что от­дель­но­го празд­ни­ка Рож­де­ства Хри­сто­ва до сих пор нет в ка­лен­да­рях Древ­них Во­сточ­ных Церк­вей (Копт­ской, Ар­мян­ской и др.), хо­тя они, ра­зу­ме­ет­ся, не от­ри­ца­ют факт Его рож­де­ния в Виф­ле­е­ме от Де­вы Ма­рии. (Но это – осо­бая те­ма.)
 
Важ­но пом­нить, что эти ере­си – во­сточ­ные по про­ис­хож­де­нию, где бы­ло (и оста­ёт­ся) ве­ли­ко вли­я­ние вет­хо­за­вет­ных (се­ми­ти­че­ских) тен­ден­ций. Про­ти­во­сто­ял этим раз­ру­ши­тель­ным для под­лин­но­го Хри­сти­ан­ства тен­ден­ци­ям пра­во­слав­ный Рим («ев­ро­пей­ское Хри­сти­ан­ство»). Зна­ме­на­тель­но, что и хал­ки­дон­ский дог­мат сфор­му­ли­ро­ван от­ца­ми Со­бо­ра на ос­но­ве По­сла­ния па­пы Льва Ве­ли­ко­го.
 
По­это­му для на­сто­я­ще­го хри­сти­а­ни­на день его рож­де­ния – не день тра­у­ра, как для пра­во­вер­но­го иудея (всё ещё жи­ву­ще­го «до Рож­де­ства Хри­сто­ва» и ожи­да­ю­ще­го при­ше­ствия мес­сии, ко­то­рый «на­ве­дёт зем­ной ми­ро­вой по­ря­док»), а ве­ли­чай­ший лич­ный празд­ник, – ведь Мес­сия-Хри­стосуже при­шёл и мы дав­но жи­вём в Его Цар­ствии – в Церк­ви Хри­сто­вой. В это труд­но по­ве­рить, на­блю­дая про­ис­хо­дя­щее во­круг нас. Но это так! В про­тив­ном слу­чае, го­во­ря сло­ва­ми апо­сто­ла Пав­ла, «Хри­стос на­прас­но умер» (Гал.2:21).
 
К со­жа­ле­нию, вет­хо­за­вет­ный мен­та­ли­тет неис­куп­лен­но­го че­ло­ве­ка, не ви­дя­ще­го в на­шем ми­ре Но­вый мир, вос­со­здан­ный Хри­стом (а ина­че Его при­ше­ствие бы­ло бес­смыс­лен­но), до сих пор при­сущ опре­де­лен­ной ча­сти ма­ло­об­ра­зо­ван­ных хри­сти­ан (в том чис­ле – увы! – и из свя­щен­но­слу­жи­те­лей), де­мон­стра­тив­но не празд­ну­ю­щих день сво­е­го рож­де­ния. (Хри­стос неда­ром пре­ду­пре­ждал: «Бой­тесь за­квас­ки фа­ри­сей­ской!» Это – «веч­ная пар­тия», пар­тия с за­шо­рен­ным, «за­кон­ни­че­ским» скла­дом ума. Пе­ред ни­ми на­прас­но «ме­тать би­сер»…) Они на­ив­но счи­та­ют, что по­сту­па­ют «по-пра­во­слав­но­му», а на са­мом де­ле «иудей­ству­ют»! Тем са­мым они ере­ти­че­ству­ют – от­ри­ца­ют аб­со­лют­ный смысл Дней Рож­де­ния Ма­рии и Её Сы­на, без Ко­то­рых (этих Дней) не бы­ло бы СПАСЕНИЯ (бук­валь­но, в пе­ре­во­де с гре­че­ско­го, – ИСЦЕЛЕНИЯ) все­го Кос­мо­са и Ро­да Че­ло­ве­че­ско­го. (Хо­чет­ся ду­мать, что «хри­сти­ан­ские фа­ри­сеи» де­ла­ют это неволь­но, по глу­по­сти, но, ес­ли со­зна­тель­но вво­дят в со­блазн «ма­лых сих» – это не про­ща­ет­ся, – см.: Мф.18:6-7.)
 
Вот по­че­му для Церк­ви – это не да­лё­кие «ис­то­ри­че­ские» или «част­ные дни лич­ной био­гра­фии», аваж­ней­шие ве­хи ис­то­рии Спа­се­ния, став­шие ве­ли­ки­ми празд­ни­ка­ми, ко­то­рые мы бу­дем со­вер­шать и бу­дем по­учать­ся их смыс­лом «до скон­ча­ния ве­ка».
 
И на­ша об­щая мис­си­о­нер­ская за­да­ча – де­ли­кат­но и убе­ди­тель­но разъ­яс­нять это всем за­блуж­да­ю­щим­ся хри­сти­а­нам. А для это­го нуж­но мно­го учить­ся.
 
Впро­чем, бо­лее по­дроб­но обо всём этом – и о мно­гом дру­гом – мож­но бу­дет го­во­рить в свя­зи с празд­ни­ком Рож­де­ства Хри­сто­ва.
 
Ещё раз по­здрав­ляю всех с празд­ни­ком Дня Рож­де­ния Де­вы Ма­рии – празд­ни­ком воз­рож­де­ния че­ло­ве­че­ско­го до­сто­ин­ства в очах Бо­жи­их!
 
С.-Пе­тер­бург, 8/21.IX.2012 AD
Нов­го­род­ский ипо­ди­а­кон Ге­ор­гий Ру­бан
 

Примечания
[1] Соломон – израильский царь, младший сын и преемник царя – псалмопевца Давида, царствовал с великою славою с 993 по 953 год до Р.Х. Он укрепил границы государства, подавил внутренние смуты, завел оживленную торговлю с соседними государствами. Век Соломона был самым блестящим для наук и искусств. Слава о его богатствах и еще более о его мудрости распространилась далеко за пределы царства израильского. Имя Соломона стало впоследствии синонимом мудреца. Боговдохновенные писания его (книга Притчей, Екклесиаст, Песнь Песней) навсегда останутся училищем мудрости и добродетели для всех людей. – Конец жизни Соломона был омрачен его падением; но при самом закате дней своих он познал суету всего земного.
[2] С именем Хирама в библейской истории известны два лица, оба имевшие ближайшее отношение к построению храма Иерусалимского: 1) Тирский царь, находившийся в дружеских отношениях с Соломоном, прославивший себя замечательными постройками; он присылал Соломону кедры и кипарисы, плотников и мастеров для постройки храма, и 2) Тирский зодчий, по проекту которого были сделаны сосуды для храма Соломонова. Здесь естественнее разуметь сего последнего. Он владел искусством и умением производить всякие изделия – из золота, серебра, меди и железа, и из камней и дерев, и из пряжи, и виссона, и багряницы. См. 3Цар.7:13-40 и 2Пар.2:13-14, 4:11, 16.
[3] Ливан – горный хребет в северных пределах Палестины на границе между Иудеею и Сириею, отделяет от последней Финикию, по всему протяжению которой он тянется; славится своими прекрасными деревьями, особенно кедровыми, кипарисовыми и дубовыми.
[4] Мориа – гора подле Иерусалима. Гора эта представляет один из холмов, на которых построен Иерусалим; лежит к северо-востоку от Сиона.
[5] В сем событии свв. отцы: Ефрем Сирин, Августин и др. видят прообразовательные по отношению ко Христу черты: Давид умертвил Голиафа камнем, брошенным из пращи – «в образе Христа; Голиаф – в образе диавола: диавол был поражен глаголом Божиим и смирением, наконец на Голгофе был сокрушен в конец».
[6] Слово св. Иоанна Дамаскина на Рождество Пресвятой Богородицы.
[7] Из службы на Введение Пресвятой Богородицы. Канон, ирмос 9.
[8] Капернаум – город на северо-западном берегу Геннисаретского озера или Тивериадского моря, принадлежащий к Галилее, на границе между коленами Неффалимовым и Завулоновым. Он лежал на мысе, недалеко от впадения Иордана в море. Во время земной жизни Спасителя Капернаум отличался цветущим благосостоянием и богатством. В войнах с римлянами Капернаум был совершенно разорен, и ныне остаются здесь только несколько рыбачьих хижин и одни жалкие развалины.
[9] Вифлеем – небольшой, незначительный городок в колене Иудином, недалеко от Иерусалима, около 2 часов пути к югу, названный так, вероятно, по плодородию земли, – место Рождества Христова.
[10] По слову Самого Спасителя, который говорил о себе: «Я хлеб живый, сшедший с небес; ядущий хлеб сей будет жить вовек» (Ин.6:51).
[11] Назарет, в переводе с еврейского, может означать или отпрыск, отрасль, ветвь, кустарник, или огражденное, сокровенное место.
[12] Акафист Пресвятой Богородице, кондак 13.
[13] Акафист, икос 5.
[14] Из молитвы Богородице «Достойно есть».
[15] Слово на Рождество Богородицы.
[16] Там же.
[17] Октоих, мученичен на стиховне в пяток, гл. 8.
[18] Служба на Рождество Богородицы, 1 стихира на «Господи воззвах».
[19] Дионисий Ареопагит – член Ареопага Афинского, обращенный к христианству ап. Павлом (Деян.17:34); был первым епископом Афинским и писал послания ко многим лицам и церквам. Свое служение он запечатлел мученическою кончиною около 96 г. в царствование Домициана. Память его 3 октября.
[20] Литургия св. Василия Великого, из песн. «О тебе радуется».


ЕСЛИ ВАМ ПОНРАВИЛСЯ МАТЕРИАЛ — ПОДДЕРЖИТЕ НАС!

Сайт нашего храма существует на Ваши пожертвования.
Мы надеемся на Ваше участие и поддержку.
С Вашей помощью мы сможем сделать больше!

Для этого введите в окошке нужную сумму (в рублях) и нажмите на кнопку, для выбора способа пожертвования (с помощью карты, мобильного телефона или яндекс кошелька).
Далее нажмите кнопку пожертвовать и следуя инструкциям и совершите платеж.

СПАСИ ВАС ГОСПОДИ!


Категория: 21 сентября: Рождество Богородицы | Просмотров: 186 | Добавил: Православие | Теги: 8/21 сентября, Рождество Богородицы, Рождество Пресвятой Богородицы | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar